Бгажноков Б.Х.: Следы элемента кас в античных названиях адыгов на Северном Кавказе



Институт Гуманитарных Исследований КБНЦ РАН
г. Нальчик
2014

В литературе о языках древних народов Передней Азии неоднократно высказывалась мысль о возможной внутренней связи касситского языка с хаттским и соответственно с каскским языком[1] , что неизбежно ставит вопрос о характере взаимодействия касситского языка с абхазо-адыгскими. Так, Б. Грозни считает язык касситов одним из древних кавказских языков[2] и усматривает прямую связь между касситами Передней Азии и касогами Кавказа, склоняясь тем самым к тому, что из множества кавказских языков, прежде всего, именно адыгские языки наиболее тесно связаны с древним касситтским языком. Касаясь этой гипотезы и фактически поддерживая ее, И. Алиев пишет: «Кашков, сближаемых с касситами, нередко в научной литературе связывают с северокавказским народом – черкесами, называемых грузинами kasag (древнерусск.: касоги)»[3].

Как видим, культурно-языковое родство абхазов и адыгов с касками странным образом преломляется через их близость с древними касситами. И отсюда следы корневой морфемы кас/каш в древних и средневековых названиях адыгов, в дошедшем до наших дней этнониме черкес.

Напомним в данной связи, что касситы правили Вавилоном в течение 500 лет – с 1600 по 1100-е гг. до н.э. В середине XII в. до н.э. Касситский Вавилон пал под ударами ассирийцев, затем власть в империи перешла к эламитам. По всей вероятности, основная масса касситов в этот период отступила на северо-восток, где впоследствии, уже VIII в до н.э., вошла в состав Мидии, государства, состоявшего из разноязычных племен, общавшихся между собой на иранском языке при сохранении местных языков, в том числе родственных языку северокавказских племен[4]. В 550 г. до н.э. Мидия оказалась во власти персидских царей из династии Ахеменидов. Однако и в составе Ахеменидской державы касситы сохраняли свою самостоятельность и, по всей вероятности, свой язык, отличный от иранского, и, возможно, близкий абхазо-адыгским языкам. Заняв юго-западный берег Каспийского моря, которому они дали свое имя, касситы стали называться каспами, жителями страны Каспиана. Согласно Геродоту, в V в. до н.э. при Дарии I каспы обитали в 11 из 20 округов персидского Ахеменидского царства, возглавляя один из этих округов – пятнадцатый[5]. Известно, что каспы славились как хорошие воины, принимали участие во всех сражениях персов, в том числе в походе царя Ксеркса в Грецию.

Касситы и затем их потомки каспии всегда тяготели к Кавказу, к кавказскому культурному пространству. Правильно замечено, что взаимодействие кассито-каспиев и эламитян с кавказским этноязыковым миром следует рассматривать «не только в связи с малоазиатско-кавказскими языковыми параллелями, но и независимо от последних»[6]. В I тыс. до н.э. кассито-каспии, впитавшие в себя индоиранскую культуру, основанную на маздеизме и зороастризме, стали фактически одним из восточнокавказских народов. Границы страны Каспиана простирались до Главного Кавказского хребта вплоть до горы, получившей название Каспий (нынешний Казбек). Культурно-языковые связи между потомками касситов и северо- кавказскими народами стали в этот период еще более тесными, сопровождаясь переселением отдельных групп касситского населения на Северный Кавказ.

Наверное, в античное время часть касситов еще оставалась и в самой Месопотамии. По сведениям Страбона, грекам они были известны под названиями кассиев, коссеев[7]. Между тем постепенно исчезают в этот период каски и каспы, обосновавшияся в Закавказье. Часть из них растворилась в местных племенах, а часть, как видно, мигрировала на Северный Кавказ и в Среднюю Азию, положив начало некоторым древним названиям гор, морей, рек, городов, племен. В числе этих названий Кавказские, Каспийские и Киссийские горы, гора Каспий – древнее название Казбека, Каспийское море, река Кас (трансл. Койсу), города и страны Каса, Аккас, Казека (на Северо-Западном Кавказе и в Крыму), город Кас как название древнего Хорезма, этнонимы кас, кашак/кашаг, касог, казак, казах и др. на Северном Кавказе и в Центральной Азии.

Судя по всему, переселение каспов с Закавказья на Северный Кавказ и в Среднюю Азию происходило после того, как они испытали на себе культурное влияние индоариев, в составе которых находились и древние адыгские племена. Миграция усилилась, как видно, после падения Ахеменидской державы в 330 г. до н.э. Поэтому в конце I тыс. до н.э. закавказские каспы и их страна Каспиана упоминаются древними писателями лишь по инерции, в силу сложившейся историографической и картографической традиции.

С другой стороны, еще раньше, в первой половине I тыс. до н.э. начался и продолжался длительное время отток на Северо-Западный Кавказ остатков хаттов и, в частности, касков. Возможно, уже в этот период они поселилась в Крыму и на побережье Мраморного моря. Можно предположить также миграцию касков на берег Мраморного моря, во Фракию. Отсюда распространение среди фракийцев имени Киссей. Например, известен фракийский царь Киссей, отец Гекубы, жены Приама[8]. Но миграция на Кавказ была и оставалась, видимо, особенно внушительной. Осуществлялись все эти переселения путями, которые были хорошо известны народам Передней Азии и Кавказа со времен культурных контактов и миграций неолита и энеолита.

Таким образом, движение потомков древних касситов и касков на север и, в частности, на Северный Кавказ осуществлялось с двух сторон. Сначала, в течение первой половины I тыс. до н.э. – со стороны Черного моря, затем, во второй половине I тыс. до н.э. – со стороны Каспийского моря. Мигранты, приходившие со стороны Черного моря и перевалов Западного Кавказа, то есть каски, были близки местному населению как по языку, так и по культуре. Мигранты со стороны Каспия, или каспы, в отличие от этого, представляли собой иранизированное или частично иранизированное население. Но культурное сходство и воспоминание о генетическом родстве, скорее всего, оставалось и, быть может, еще длительное время, пока адыги Северного Кавказа окончательно не утвердились в глазах своих соседей как касы, касконы, кашаки, джаркасы.

В различных вариантах эти названия применялись к адыгам армянами, славянами, иранцами, картвелами, арабами. В IX–X вв. вся северо-кавказская область, населенная адыгами, была известна под названием Касахия (Кашакия, Кесек, Каса) по названию ее жителей – касов, касаков, кашаков, касогов. Отсюда, несомненно, и само название Каспийско-Черноморского горного перешейка – Кафкас, что означает буквально «Гора касов» или «Касские (черкесские) горы».

Исходя из всего изложенного, можно предположить, что родство протоадыгов с касситами, а также тесное и продолжительное взаимодействие с касками и каспами лежит в основе множества древних – античных и средневековых – названий северо-восточной ветви адыгских племен: кизы, кисы, акиссы, касы, каскуны, касконы, кашаки, касахи, касоги, джаркасы, черкесы. Аналогичным образом высказывался еще в 1953 году Б. Грозни[9]. Язык касситов и касков, по его словам, мог быть одним из древних кавказских языков, а корневая морфема кас не случайно входит в состав целого ряда топонимов и этнонимов на Кавказе, в Малой и Центральной Азии, В их числе Б. Грозни называет топонимы: Кавказ, Каспийское море, древнее название хеттского города Куссара, современный этноним казах, название «кавказского племени касхов, или касогов, которые упоминались уже в русских летописях десятого века нашей эры»[10] и др. Отмечается, что возможно, именно касоги были связующим звеном между кашкитами III–II тыс. до н.э. и казаками нашего времени.

К числу древних названий адыгских племен и областей на Северном Кавказе, так или иначе обусловленных взаимодействием с каспами и касками, с известной долей уверенности можно отнести данные целого ряда древнегреческих и римских авторов. Так, еще в V в. н.э. Геродот сообщает об области Кизик в Скифии и о кизикейцах, «пышно справляющих праздник в честь матери богов»[11]. При этом скифский или черкесский Кизик (кизикейцев) следует отличать от малоазийского Кизика и кизикейцев на берегу Мраморного моря. В этом убеждает нас множество сообщений о Кизике в юго-восточном Крыму, в районе между Керчью и Херсонесом, а также на Таманском полуострове, на восточном берегу Азовского моря. Так, Полибий (II в. до н.э.) относит к числу автономных общин «херсониситов и кизикцев», включенных в мирный договор 179 г. до н.э., заключенный Фарнаком I с римскими правителями в Малой Азии[12].

Аналогичные данные содержат историко-геграфические труды римских авторов I в. н.э. Г. Плиния Секунда и Помпония Мелы. Первый писал о кисах, кизиках/кизах, живущих к востоку от Азовского моря за коммериями и скифами, а также об аккисах и агдеях в низовьях Киссийских гор, расположенных в Центральном Предкавказье[13]. Второй в одном ряду с киммериями, ахеями, керкетами упоминает племенное название киссианты, также вызывающее ассоциации с касами[14]. В то же время Арриан (II в. н.э.) пишет о местечке Казека в Крыму в 420 стадиях (80 км) на юго- запад от Пантикапея (Керчи)[15] – данные, которые прямо перекликаются с упомянутыми выше сообщениями Полибия.

В отношении аккисов Центрального Кавказа можно определенно сказать, что это касы или черкесы, так как в сочинениях средневековых авторов Пахимера, Ибн-Саида, Абу-л-Фиды акасы и страна ал-Акасара вблизи Дарьяльского ущелья прямо отождествляются с черкесами и Черкесией(см. далее). Потому, видимо, и некоторые другие племена Северо-Восточного и Центрального Кавказа: агдеи, карпы, габры, гегары – и др., упоминаемые Плинием Секундом в качестве ближайших соседей акасов, следует рассмотреть на предмет возможности соотнесения их с касским, или черкесским этническим массивом. Он находился в этот период в зоне тесного политического и культурного взаимодействия с многочисленными сарматскими племенами.

Так, в случае с агдеями, возможно, имеет место первое упоминание самоназвания черкесских племен – адыгэ. Этноним габры напоминает сохранившееся до наших дней ингушское название кабардинцев – гъэбэртай, племенное название гегары сохраняется в кабардинском фамильном имени Гэгырэ/Джэджырэ (Гегиров), подобно тому, как сохраняются древние названия кавказских и переднеазиатских имен, фамилий и племен в других именах и фамилиях черкесов и абхазов. Примеров такого рода множество, ср.: аррехи (меотсое племя) – Арахъэ (Араховы), Арыхъстэн (Арихстановы); булгары – Белгъарокъуэ (Белгароковы), Белгъэр (Белгаровы); узы, гузы – Уэзы (Озовы); Уэзырокъуэ (Озроковы); Ашина (самая знатная тюркская династия) – Ащынэ (Ашиновы); Махар (младший сын Митридата IV Евпатора) – Мэхъарэ (Махаровы), сираки (сарматское племя) – Сырыкъуэ (Сруковы); Арута (вождь герулов) – Арута (абх. фамилия); арий – Вэрий (Вариев) и др. Показательно, что некоторые исследователи (А.В. Подосинов) связывают древних киссов и хизоев с Киссейскими горами на Северном Кавказе[16]. В то же время В.Томашек локализует племя кизов (кизиков) в современной Кабарде[17], что заставляет вспомнить о фамилии Къыз (Кизовых), распространенной в настоящее время в Малой Кабарде. Кроме того, Полибию и Арриану, как сказано, приналежат первые, относящиеся ко II в. до н.э. и ко II в. н.э., упоминания «кизикцов» и «местечка Казека» на юго-востоке Крымского полуострова за Пантикапеем (Керчью) неподалеку от Херсонеса. В V в. н.э. в том же месте локализует «деревню Казека» Псевдо-Арриан[18]. А в X–XIV вв. город Касак (Касек) на Тамани упоминается неоднократно в сочинениях арабских географов. Мнения большинства комментаторов сходятся в том, что с древних времен населяли этот город, а также земли по ту и другую сторону Керченского пролива отдельные группы зихов и касов, именуемых иначе касаками, касогами, черкесами.

У алан, а, возможно, и у самих адыгов различные варианты этих названий были распространены в качестве личных имен и фамилий. В эпиграфических памятниках древней Ольвии встречаются относящиеся ко II–III вв. н. э. аланские имена Ариуахос, сын Касага; Касагос; Касай, сын Парна; Касак, сын Кардзея; Каскен, сын Касага, что, на наш взгляд, объясняется соседством и тесными контактами алан в Ольвии с касами, касконами, касагами на восточном берегу Азовского и Черного морей[19].

Суммируя данные об античных названиях адыгов с элементом кас, можно предположить, что уже в этот период на юго-востоке Крымского полуострова и на Северном Кавказе сформировался массив меото-адыгского населения, объединенный похожими или однотипными названиями: кисы, аккисы, кизики, касаки и др. В основе своей это потомки носителей майкопской дольменной, кобанской культур, которые затем, уже в раннем Средневековье объединились в этнополитическое целое под названием Каса, Касахия, Касогдиана.

В то же время, на западной оконечности Кавказского хребта, вдоль восточного побережья Черного моря вырастает союз адыгских племен 9 под общим названием зихов. У Страбона, то есть в начале I в. н.э., зихи (зиги) фигурируют как сравнительно небольшое племя, расположенное в районе нынешней Цемесской бухты между ахеями к западу и керкетами, или гениохами к юго-востоку[20]. По сведениям Арриана, во II в. н.э. зихи значительно расширили свою территорию за счет других, вытесненных и/или частично объединившихся с ними племен. Фактически это побережье Черного моря, начинающееся в районе реки Ахеунт (совр. Шахе) на юге и граничащее на севере с Синдикой в районе нынешней Анапы[21]. Теперь это уже большой народ. Он, по словам Арриана, подчиняется своему царю Стахемфаку, получившему власть от римского императора Адриана.

Несколько иначе, сужая границы зихов, передает то же самое безымянный автор V в. н.э. (Псевдо-Арриан), отображая ситуацию этого времени следующим образом: «Итак, от Старой Ахеи (совр. Джубга) до Старой Лазики (совр. Ново-Михайловка) и затем до реки Ахеунта прежде жили народы, носившие имена: гениохи, кораксы, колики, меланхлены, махелоны, колхи и лазы, а ныне живут зихи»[22]; «От гавани Пагры (совр. Геленджик) до Старой Ахеи прежде жили так называемые ахейцы, а ныне живут зихи»[23]. Район между Синдской гаванью и Пагрой (Геленджиком), если верить этому автору, был занят в это время готами. А раньше он принадлежал керкетам и торитам[24], объединившимися, как видно, с синдами, либо с зихами, но скорее всего с синдами, так как имеется относящееся к V в. н.э. свидетельство Гесихия Алесандрийского о том, что «керкеты – народ синдский»[25].

В VI в. после того как схлынула волна готского и затем гуннского нашествия, данная ветвь черкесского народа, тесно связанная с абазгами (авазгами, абазинами) и Абазгией, предстает как самостоятельное этнополитическое и этнотерриториальное образование под названием Зихия. Зихами по своему происхождению являются такие адыгские (черкесские) народности, как шапсуги, натухайцы, абадзехи, бжедуги, махошевцы, жанеевцы. Исторически в одной контактной и этнокультурной зоне с ними находились джигеты (садзы), убыхи, а также все племена и народы, объединенные под общим названием абазгов, авазгов, авазгиан, или абазин.

В то же время к числу собственно черкесских относятся адыгские народности, сформировавшиеся на основе синдо-меотского этнического массива. Они сохранили наиболее тесную связь с кассито-эламской культурой и были названы соседними народами касами, касахами, касконами, кашагами, касогами, джаркасами, черкесами. Изначально, по своему происхождению касами, касогами – жителями средневековой Касахии Константина Багрянородного – были те потомки племен синдо-меотского круга, которые уже в период Золотой Орды стали известны под названиями хегаков, хатукаев, темиргойцев и кабардинцев. Отсюда, как мы видим, и само персидское по происхождению название этих народностей char-kas – «четыре (племени) каса».

Примечания (Endnotes)
1. Forrer E. Stratifi cation des langues et des peuples dans le Proche-Orient prehisto?rijue // Journal Asiatique, CCXVII, 1930. P. 230; Jariĵ K. Kassitische Sprachreste Anthro?pos. Bd. 52. № 5–6. 1957. S. 852.
2. Hrozny B. Ancient history of Western Asia, India, and Grete. New York, 1953. Р. 2.
3. Алиев И. История Мидии. Баку, 1960. С. 81.
4. Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии. Тбилиси, 1959. С. 230–232.
5. Геродот. История. III, 89; III, 93; VII, 67.
6. Алиев И. Указ. соч. С. 81.
7. Страбон. География. Кн. III, 2; Кн. XVI, 1, 11.
8. Гомер. Илиада. VI. 299.
9. См. об этом: Hrozny Ph.D. Ancient history of Western Asia, India, and Grete. N.-Y., 1953.
10. Ibid. Р. 52
11. Геродот. История. Кн. IV, 1, 76.
12. Полибий. История // Латышев В.В. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. ВДИ. 1947. № 3. С. 216.
13. Плиний Секунд Г. Естественная история. VI. 19, 21 // См.: Подосинов А.В., Скржинская М.В. Римские географические источники. Помпоний Мела и Плиний Старший. М., 2011. С. 191, 187.
14. Мела Помпоний. Хорография. 1, 13 // Подосинов А.В., Скржинская М.В. Указ. соч. С. 45.
15. Арриан. Объезд Эвксинского моря // АИСК. С. 132.
16. Подосинов А.В. Восточная Европа в римской картографической традиции. М., 2002. С. 356
17. См.: Подосинов А.В., Скржинская М.В. Римские географические источники. Помпоний Мела и Плиний Старший. С. 324.
18. Псевдо-Арриан. Объезд Эвксинского моря // АПСК. С. 181.
19. Античные источники о Северном Кавказе / Сост. В.М. Аталиков. Нальчик, 1990. С. 202–203.
20. Страбон. География. II, V, 31; XI, II,12.
21. Арриан. Объезд Эвксинского моря. АИСК. С. 27.
22. Псевдо-Арриан. Объезд Эвксинского моря. 59 // АИСК. С. 178.
23. Там же.
24. Там же.
25. Гесихий Александрийский. Лексикон // Латышев В.В. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. ВДИ. 1948. № 4. С. 700